Сейчас в эфире Заказать музыку

Загрузка...

Далее
Взгляд со стороны. Перспективы лексики русского языка | Радио "Энергия Жизни"

Взгляд со стороны. Перспективы лексики русского языка

Всегда, когда говорим о перспективах развития лексики какого-то языка, это становится очень увлекательной и весьма интересной темой для обсуждения и для того, чтобы обратить внимание, в каком направлении движется язык. Но, с другой стороны, это и крайне трудная тема, ведь язык очень быстро меняется. То, что сейчас нам кажется новым, через пять лет станет устаревшим словом. Ведь мы живём быстро и поэтому наша лексика быстро меняется. Славянская лексика, по моему мнению, в настоящее время находится в тупике. Не только русская, а вся славянская. Множество иностранных слов приходит в наши языки. Не знаю почему для нас славян все чуждое кажется лучше, чем то, что является нашим, родным. К примеру, словаки всё чаще на вопрос „как дела? “ отвечают „fajn“. Но разве не проще ответить „vyborne“, „dobre“ ? Также и русские всё чаще употребляют „гуд“. Пусть и в кириллическом написании, но всё же это английский. У нас, сербов, такая же ситуация: часто можно услышать „ок“, „супер“.

Язык сильно меняется и менялся на протяжении всей истории, но в прошлом менялся из-за войны. Например, в сербском языке есть много турецких слов после пятивекового владычества Османской империи (айдэ, джэзва, бакшиш), даже одна из сказок названа словами турецкого „Баш-челик“, баш-башка (по-русски „голова“). В русском языке также много татарских слов, после монголо-татарского нашествия (айда,стол,колбаса,хозяин), присутствует много французских слов, потому что во время правления Петра I все вельможи и бояре говорили на французском языке. Русским языком тогда пользовались только крестьяне. В этот период русский язык утратил свою мощь, но с приходом великих русских писателей русский язык получает возможность проявить себя. Русская словесность тогда развивалась, предрекая великое будущее русскому языку и самой литературе. Но в нынешнее время молодёжь мало читает, русские слова снова утрачивают свою былую славу. Появляется новый словарный запас у молодёжи, который, например, наши родители не понимают. В большом количестве это слова принадлежат „улице“, полукриминальному миру, вовлекающему молодых людей в весьма сомнительную среду . Так, в русском это „братуха“, „братан“ – это самое распространённое, у нас тоже самое - „тебра, „брт“. Кроме того в русском также часто среди молодёжи употребляются такие слова как „крыса“ ( в значении „доносчик“), „лох“ (в значении „ничтожество“, „неудачник“).

И обычно они спрашивают не „ЧТО?“, а „ЧО?“ или „ЧЁ?“ Вместе с этим часто страдает орфография. Сейчас среди русскоговорящей молодёжи стало модно писать, опираясь не на правила, а на произношение. Чем ты тупее, тем больше ты уважаем в новом молодежном обществе. Например „пасиба“ (спасибо). Ещё одной угрозой правописанию можно назвать преднамеренное сокращение числа букв в слове. Будучи в пути, имея много дел и забот, мы всегда торопимся. Если вы посмотрите, как общается молодежь в социальных сетях, то увидите „спс“(спасибо), „нзч“(не за что), „пжлст“ (пожалуйста). У нас это – ниш (ништа), ВТП (волим те пуно), есть и английские слова - BFF (best friend forever). В словацком вместо того, чтобы писать и говорить „d`akujem“ употребляют „diky“. Футбольные фанаты также вносят особый вклад в появление новых слов и речевых оборотов. Вот, например, возьмём одно слово во всех трёх языках: полиция/милиция. Жаргонными производными от него, выражающими в себе крайне пренебрежительное отношение к служащим этого ведомства, являются: в сербском языке - „мурија„ , в словацком „fazli“, в русском – „мусора“ (последнее вероятнее всего происходит от краткого наименования МУС – Московский уголовный сыск и созвучно слову „мусор“). Язык настолько быстро меняется, что через десять-двадцать лет нам понадобится словарь, чтобы понять своих детей. В русском, как и во всех остальных языках, происходит англоизация языка. Это очень печально и через много лет некоторые языки будут стёрты с лица земли. В нынешнее время перспективы лексики русского языка, по моему мнению, не очень оптимистичны, но как видно всё зависит от молодёжи, от нас самих. Если мы проснёмся, то наши прекрасные славянские языки обретут новую жизнь, а если нет, то огромное количество славянских слов выйдет из употребления, заменяясь иностранными. Поэтому мы как филологи должны взять свой язык в свои руки. Вся ответственность лежит на наших плечах. Ведь мы должны новым поколениям дать понять, какое богатство им дано в наследство. Знаете, очень страшно, когда государство теряет часть своей территории, но через некоторое время снова может её вернуть. А когда народ теряет свой язык, своё письмо – это уже крах народа. Человек забывает, кто он на самом деле и на каком языке говорит. Если ничего не изменится, то есть вероятность полного исчезновения сербского и словацкого, тогда как русский продержится чуть дольше, располагая внушительным количеством носителей. Впрочем, это будет уже не собственно русский, а некая смесь русского с английским.

Судьба славянских языков сейчас выглядит незавидной и нужно избегать чрезмерного применения заимствований. Многие сейчас скажут, что я не права или что я англофобка. Может я и не права, но зачем принимать всё чужое, а своё отрицать? Некоторые спросят: „а что делать со словами, которых нет в русском языке или в сербском? “ Можно временно взять в употребление иностранное слово, пока филологи не создадут какое-то наше. Почему же мы говорим „загугли“? Можно сказать „претражи“, „поищи“. Имея наше слово, мы всё равно чаще используем постороннее. И есть ещё одна вещь, которая меня больше всего тревожит, а именно состояние письменности. Мы, сербы, практический её потеряли. Латинизация сделала своё пагубное дело. Но всё же. Когда смотрю на студентов-славистов заметно, что не всё ещё потеряно и что мы ещё поборимся за своё. Молодежь в России в последнее время просто так в шутку начала писать по-русски на латинице. Сейчас это несерьёзно, но через пятнадцать-двадцать лет это может обернуться полной утратой собственного письма. Общаясь с украинцами узнала, что среди них есть желание перейти на латиницу, поскольку кириллица увязывает их с русскими. В разговоре со мной один из филологов университета положительно оценил отказ турок от арабского письма в пользу латиницы , что во многом облегчило написание и чтение, по его мнению. В чём-то я с ним соглашусь. Но стоит ли это делать всем подряд, теряя собственную письменность под влиянием иностранцев? Именно поэтому я очень уважаю греков, армян, арабов, грузин, китайцев, сохраняющих своё письмо. Им это не составляет труда, они не думают,как сложно будет освоить их язык кому-то, а вот своё оберегают и почитают.

Не следует полагать, что я пессимист. Это прежде всего личная оценка состояния дел во всех славянских языках. Как я уже сказала, наше будущее - в наших языках, мы всё сможем изменить. А всё мною изложенное можете воспринимать как крик души, которым я пытаюсь разбудить самосознание всех славян. Мы должны гордится тем, чем обладаем! У нас есть чем гордиться: великая история, красивые языки. Может быть, я и преувеличиваю настоящее положение языка, но в последнее время у нас слишком многое отняли: территории, жизни, письмо, остался ещё язык, который мы должны беречь как зеницу ока. Ведь без языка и письма мы никто. Каждый раз, когда пишете что-то, подумайте, какой лексикой и письмом лучше пользоваться? Нашей или чужой? Или мы потеряем свой язык и самих себя, или мы-славянская молодежь опомнимся и наши славянские языки вновь обретут прежнюю силу и процветание!

Александра Гецич, Сербия